home|en|ru

ИСТОРИЯ КАМНЯ, КОТОРУЮ НЕ РАССКАЗАЛ МНЕ ДАВИД ТРИ ГОДА ТОМУ НАЗАД

Был и не был зелёный орёл. Он отдалённо от всех жил на жёлтой гладкой горе, в ветках оранжевой сосны, стоявшей тоже далеко от всех деревьев.

В той стране люди не знали, что такое орёл, и орёл тоже не знал, что такое есть люди. И жили они так, как им хотелось.

В ту субботу, ночью, в три часа и двадцать три минуты, когда всё спало, ночную масляную тишину разрушил страшный крик железного паровоза, поднимающегося на жёлтую гору. В находящихся рядом городах взорвались бензоколонки, разбились стеклянные витрины магазинов и супермаркетов, в банках отключилась сигнализация и из строя вышли наблюдательные камеры. Все куда-то рванулись. Охранники безопасности, кроме одного 91-летнего старика, ответственного за гегемонизацию, в тот день ослепли.

Орёл от страха мгновенно взлетел в ночное небо. Не понимая ничего, он летел только прямо вверх.

Паровоз со скрипом поднял тяжёлые и ржавые вагоны на вершину горы и начал лезть на сосну, где раньше жил зелёный орёл.

Вниз сыпались ветки оранжевой сосны, рвались паутины, и испуганные пауки от страха прыгали почти на юг. Катились камни. Звуки происходящего напоминали вторую мировую войну, когда советники договорились сбросить бомбы на всех направлениях, а Сталин об этом ничего не знал.

Когда паровоз, наконец, поднялся на самую вершину сосны, он включил прожектор ослепительной мощности и затих. Свет прожектора осветил всю планету человеческую, и стал вечен день. И люди после этого не знали, что такое сон, и не знали, что такое ночь. От страха никто не посмел подняться на гору и выключить прожектор. Люди устали от света, стали нервными, их кожа стала чернеть. Только фотографы были довольны, только они.

Вверх летящий орёл через несколько недель пришёл в себя и освободился от страха. Нацелился на далеко в пространстве светящийся прожектор, стал камнем и с огромной скоростью бросился вниз.

Раздались звуки горячего бьющегося стекла, наступила ночь. Уставшие города и деревни заснули глубоким сном.

На проспекте Художников города Лунанда художники неизменного искусства и рыбаки-миногисты организовали санкционированный митинг. Дети начали ходить в школу, взрослые курить свои странные сигареты, как обычно.

Только окаменевший орёл валялся неподвижно на жёлтой горе и про себя постоянно повторял такие слова: «Семь-восемь, семь-восемь…»





© 2006-2009 Roland Shalamberidze Created by - Alex Shraiman Studio