home|en|ru

ТРАНСФОРМАЦИЯ «ХА»

2995 год. В городе Самая в центральной газете под названием «Уй» опубликовано сенсационное сообщение о появлении в космосе нового стенообразного объекта.

Самое главное в этой истории то, что автор, принесший фотоснимки этого объекта, заявил, что ему удалось оказаться на месте ( в космосе) и сфотографировать объект своим старым фотоаппаратом «Смена», он так же сказал, что он художник и зовут его Ха.

Фотоснимки долго изучали в центре И. Н. О. К., что означает «Изучение новых объектов космоса» и действительно доказали существование объекта. Потом никак не могли понять, как оказался Ха на этом месте, в 162 тысячах световых лет от Земли. Его доводам никто не хотел верить, но и отрицать документальную съемку существующего в космосе объекта, тоже никто не мог.

Ха тихо сидел в своем деревянном доме в 14 километрах от города Самая и жарил рыбу в камине. Ночь была тиха, ветерок мягко дергал белую занавеску на окне, и от приятного шуршания Ха медленно-медленно закрывал глаза. Ветер играл с занавеской, но и играл с огнем. Обычно детям запрещают играть с огнем, но никому не придет в голову делать замечание ветру.

Неожиданно встала поверхность зеленого океана, и белый кит оглушительно кивнул. Ветер огромной сумасшедшей силой сдул Ха в каминную трубу. Ха вылетел далеко-далеко и, когда начал уже падать вниз, от страха заорал и закрыл глаза. От крика на землю упало два облака. И от землетрясения в музее Современного искусства со стены сорвалась картина известного абстракциониста, и сломался правый верхний угол подрамника. Наблюдатель был очень рад и сказал потом своему пятилетнему правнуку: «Так и надо было, все равно на ней не было ничего нарисовано, а заплатили уже много».

В то время, когда Ха закрыл глаза, пролетал рядом черный ворон и сказал ему так: «Открой глаза, Ха, садись на меня». Ха собрался с последними силами и пристроился на спине ворона. Ворон был теплый, пах необычно, почти как сухое сено в деревне, и, вспоминая свое детство, Ха сладко заснул.

Ему было тогда 15 лет. Ха залез в кладовку своего дедушки и украл длинную конопляную крепкую веревку. Спрятал ее под курткой на животе и быстро убежал. Бежал долго: по холмам в направлении к лесу, по большим камням, колючие растения царапали ноги. Руки и лицо. От бега во рту пересохло, и чувство тошноты мешало ему, но он упорно бежал к цели. В конце концов, он добрался до черной дыры, привязал веревку к ближайшему дереву и начал спускаться под землю. Спускался медленно, осматривая свои руки. Неожиданно сверху закричали: «Ха!». Эхо оглушило его, как будто в ушах взорвался самолет. Он посмотрел наверх и на фоне синего неба увидел рыжее злое лицо дедушки. В горле застряло что-то, похожее на резинового ежика, он проглотил соленые слезы и проснулся.

Ворон летел быстро. Облетел Луну, и потом Солнце. Ха был даже рад, ему все это очень нравилось. Через насколько минут ворон и Ха неожиданно вошли в уплотненные слои пространства и с левой стороны оставили созвездие Ригел. Неожиданно ворон повернул на 180 градусов, и они оказались на планете Хрю. Сразу же в черной машине приехали свиньи и с уважением пригласили их к президенту Хра-Хра — сказали, что он давно ждет их.

Дворец президента Хра-Хра был построен из теплой воды. В висячих садах росли бананы и песочные часы.

В приемную вошла белая свинья и представилась: переводчица Ка-Ка.

Президент оказался сентиментальным, весь вечер плакал, но зато жена его смеялась постоянно, все время пила шампанское и часто показывала свои красные колготки до трусов.

Они подписали соглашение, в котором Ха, как представитель земной цивилизации, обязался прекратить мясоедство на Земле. В лице же Хра-Хра, планета Хрю дала обещание не вонять больше свиным запахом и препятствовать распространению наркотиков в космосе на другие планеты. Перед отлетом жена Хра-Хра со смехом сказала, что очень любит смешные сигареты с планеты, где живет Ха. Ха ничего не понял, потому что сам очень любил грибы. Но все равно пообещал привести их в следующий раз.

Ворон летел быстро, не говоря ничего, кроме одного слова ЮМ, ЮМ.

Ха подумал, что ворон очень любит изюм, и обещал подарить ему 8 мешков туркменского изюма из долины Красный Комсомолец.

Через 5 дней полета ворон приземлился на планете Антиталант. Ха подумал, что это будет очень похоже на Атлантический океан, но он ошибся.

На планете как раз проводился большой фестиваль самых плохих картин и объектов. Ха подумал, что ему здесь делать нечего, но все-таки остался посмотреть, кому вручат приз «Грязный Орфей». Приз вручили одному 96-летнему контуженому художнику. Его принесли и унесли с призом молодые художники. Ха стошнило, когда он взглянул на картину, и его правое ухо начало зеленеть. Некто говорил, что приз дали несправедливо, что самый плохой художник — он сам. Произнеся это, он заплакал так, что с неба начали сыпаться новые мастихины. Все куда-то исчезли: убежали, закрывая головы. Старые художники, которые пришли без шлема и не смогли уберечь головы от мастихинов, умерли. Неизвестный художник с радостью кричал, что его услышал Бог и наказал всех. Мастихины заполнили улицы. Трамваи и автобусы не могли ездить, люди перестали ходить на работу. Только художники были рады и ткачихи.

Ха подошел к ворону и поцеловал его, ворон заплакал и сказал, что вспомнил маму, ведь только мама целовала его.

Ха долго смотрел в его глаза, глаза были мертвые и отражали все, что происходило вокруг. Они были черно-синие, такие глаза бывают только у лошадей — цвета керосина в 4-х литровом алюминиевом баллоне. Вокруг глаз блестели золотые круги. Они сверкали и переливались радужными цветами.

В самом центре глаза ха увидел черные врата — вход, похожий на трубу, который притягивал его. Зрачки у ворона исчезали медленно, и чем больше Ха смотрел, тем сильнее его втягивало внутрь. Голова закружилась, глаза уже ничего не могли видеть, все стало белым как первый снег, и он, размахивая руками, прыгнул в огромный глаз черного ворона и исчез там. Прыгая в черную дыру глаза, Ха вспомнил детство, украденную веревку и дыру в земле, в которую он с таким страхом тогда спускался.

Летя в глазу ворона, он фотографировал все видимое изнутри. Он думал, что умер и хочет вспомнить что-то; но что надо вспомнить, он не вспомнил и не вспомнит никогда. Фантастические цвета и непонятные формы восхищали и удивляли его, ему стало приятно и легко, он улыбнулся как никогда в жизни.

Неожиданно он столкнулся с необычной стеной, на которой было написано: «Стоматолог — это страшный враг» и две буквы НА. Он взял и впереди приписал две буквы ХА (почему-то). Получившееся слово ХАНА он сфотографировал и продолжал поле дальше в глазах летучего черного ворона.





© 2006-2009 Roland Shalamberidze Created by - Alex Shraiman Studio